travelclubekb.ru

Исследование берлинского бомбоубежища как новозеландец

Берлинский мемориал Холокоста

Одной из лучших вещей, которые я сделал во время собственного первого визита в Берлин, была экскурсия с Berliner Unterwelten: Ассоциацией подземных миров Берлина.

Уже больше пятнадцати лет указанная компания проводит экскурсии под городом, открывая доступ к бомбоубежищам, бункерам, крепостям и туннелям для эвакуации.

Исследование берлинского бомбоубежища как новозеландец

Мои родители брали у них поездку несколько лет назад и с той поры восхищались ею, поэтому знакомство с ней лично было в самом верху моего списка того, что необходимо сделать в Берлине.

Я планировал отправиться на поездку M, которая проведет вас под Берлинской стеной и через туннели, прорытые жителями Восточного Берлина, бежавшими на Запад во время холодной войны.

В данной туристической компании меня очень расстроило то, что они не позволяют бронировать билеты заранее; их можно приобрести только в тот же день, когда вы хотите отправиться на поездку. Я пришёл за пару часов до отправления подобранного мной тура, считая, что это вполне достаточно рано, но нет! Все билеты были распроданы.

Я был расстроен, тем более, что это был мой последний день в Берлине, и я не имел возможности отложить его на другой день.

К счастью, через 30 минут отправлялся другой тур — Тур 1, Тур темных миров, и на него еще были свободные билеты. Я ничего об этом не знал, но все равно купил один.

Исследование берлинского бомбоубежища как новозеландец

Берлинский мемориал Холокоста

Вот что меня ожидало:

Изо дня в день сотни людей проходят мимо зеленой двери на станции метро Gesundbrunnen, не подозревая, что внутри находится подземный лабиринт, полный истории, которая только и ждет, чтобы с ней познакомились.

Берлин был нервным центром Фашисткой германии и поэтому был одной из основных целей для бомбардировок союзников во время Второй мировой. Во время этой экскурсии наши опытные гиды проведут вас по одному из некоторых оставшихся бункеров, который был оставлен после войны. Здесь вы узнаете больше о жизни среднего жителя Берлина во время воздушных налетов, уничтоживших до 80% городского центра. Путешествуя по извилистым переходам и комнатам, вы также заметите многочисленные артефакты войны, которые были похоронены в течение десятилетий.

Одновременно со мной в экскурсии приняло участие около двадцати человек, и, к большому сожалению, снимать было запрещено, поэтому я не могу показать вам фотографии того, как смотрелся бункер.

Но стоит сказать, что это было жутко и угнетающе, комнаты жали , воздух густым, влажным и тяжёлым, и хотя я как правило не страдаю клаустрофобией, я почувствовал удушье, когда мы спустились в пристанище.

Вход в пристанище такой, как выше было описано: вы входите на станцию метро, поворачиваете, и перед вами очень большая, массивная дверь, обозначающая вход в пристанище. Если бы вы не посетили одну из данных поездок, вы бы понятия не имели, что за ней находится.

Исследование берлинского бомбоубежища как новозеландец

В течение следующего часа я получил интересное представление о жизни берлинцев во время воздушных налетов Второй мировой: от наблюдения за компостными туалетами, которыми пользовались все, до ютившихся в крошечных, тесных помещениях, приготовленных для матерей и детей.

Многие комнаты были покрашены токсичной фосфоресцирующей краской — нас много раз предупреждали, чтобы мы не прикасались к ним, — так что при отключении электричества комнаты светились жутким зеленым цветом. Это свечение можно четко видеть и на сегодняшний день, когда выключают свет.

Что, да, заставило меня основательно поволноваться.

Одна из историй, которая запомнилась мне больше всего, — это рассказ нашего гида про то, как они наблюдают за уровнем кислорода в комнате.

При подобном количестве людей, втиснутых в такое небольшое пространство, когда кислород подымается к поверхности потолка, а углекислый газ опускается, свечки применялись для того, чтобы выяснить, как долго гражданские смогут оставаться в безопасности.

Сначала свечу ставили на пол. Как только она гасла, на деревянную скамью ставили другую и сажали детей на колени. Когда пламя гасло, оставалась последняя свеча, которую держали на высоте пояса, пока все стояли на скамейках.

А когда эта свеча гасла? Все должны были уйти, даже в том случае, если за дверью начиналась настоящая воздушная тревога. Выбор был один: либо задохнуться, либо подвергнуться риску бомбардировки над землёй.

Если учесть то, что сейчас происходит в мире, наша гид провела много параллелей между Гитлером и конкретным кандидатом на пост президента, которого она откровенно презирает. Кто-то задал вопрос, как Гитлер мог быть избран демократическим путем, и ответ был удивительно знакомым: создавая чувство страха среди немецких граждан, говоря им, что все проблемы Германии были вызваны евреями, и говоря, что он может сделать Германию опять большой.

Как британец, я должен сказать, что экскурсия была полна ценных идей. Думаю, на уроках истории в школе нас всегда учили, что *немцы* — враги. Я никогда не задумывался про то, что испытывали мирные жители Германии В то время. То, что их переживания воплотились в жизнь, и они узнали о том, насколько страшным это было для них, было, ну, ужасно. Я уезжала с ощущением, что для меня было очень важно поехать в этот тур, чтобы получить новый взгляд на то, через что понадобилось пройти мирным жителям В то время.

Кстати, о британцах…

Исследование берлинского бомбоубежища как новозеландец

Бранденбургские ворота

Ближе к концу экскурсии мы зашли в крошечную комнату и прижались друг к другу на маленьких скамейках.

«И вот британцы сбросили эти бомбы», — начал гид и сделал паузу. «Кстати, есть ли у нас здесь кто то из британцев?»

Я уставился прямо себе под ноги.

Это был довольно нерасторопный вопрос, и, поскольку все другие молчали, я не собирался быть одиноким британцем, которого пристыдила группа. Я не знала, что гид собирается сказать о моей британскости, но я была уверена, что это не будет позитивно.

Я держал собственные губы плотно сомкнутыми.

«Британцев нет? Хорошо. Тогда давайте узнаем, откуда вы все».

Мои глаза расширились, и она начала ходить по кругу, указывая на людей одного за другим и спрашивая, откуда они приехали.

«Голландия», — ответила одна пара.

«Израиль», — сказал кто-то другой.

«Черт», — прошептала я про себя.

Что я собирался сказать? Я не имел возможности просто выйти и сказать, что я британец, как только намеренно хранил молчание! Однако что еще я мог сказать? У меня английский акцент! Я не умею делать другие ударения. Мои ударения ужасны. Худшие.

Откуда, черт возьми, я должен сказать, что я родом?

Гид уже приближался ко мне; впереди меня было всего лишь два человека, и оба они были американцами, что означало, что я точно не могу сказать, что я из любой точки Северной Америки. Меня бы сразу вычислили.

Откуда никто не сказал, что он родом? Какой акцент я могу сделать?

Я все еще ломала голову, стараясь выдумать страну, когда палец гида упал на меня.

Она выжидательно подняла брови.

«Откуда вы?»

«Новая Зеландия», — пролепетала я.

Только я попыталась изобразить новозеландский акцент и пропищала: «Ну Зулунд», а потом стала пунцово-красной.

«Новая Зеландия!» — воскликнул кто-то. «Вы приехали с другого конца света».

Я кивнул и улыбнулся, прокручивая в голове географическую историю Дэйва.

Я скажу им, что выросла в Эшбертоне, но несколько лет жила в Крайстчерче. Что мой акцент не сильный, так как я три года жила в Англии. О боже, пожалуйста, не задавайте мне вопросов. Пожалуйста, не заставляйте меня больше ничего говорить с моим ужасным, ужасным акцентом.

«Какой остров?» — задал вопрос кто-то.

«Южный остров», — прошептала я с собственным новозеландским акцентом, который начинал странно напоминать индийский.

Потом мне понадобилось провести остаток экскурсии, избегая визуального контакта и следя за тем, чтобы нечаянно ничего не сказать и не привлечь большое внимание к себе, если вдруг мне придется открыть рот.

Вот так я, как новозеландец, побывал на экскурсии в берлинском бомбоубежище.

Исследование берлинского бомбоубежища как новозеландец

Берлинское уличное искусство

Не считая этого курьеза, мне понравилась эта экскурсия. Она была увлекательной, хорошо проведенной, и я был окупирован рассказами нашего гида на протяжении всего времени. Если учесть, что 90-минутная экскурсия стоит всего 11 евро, она вполне стоит таких денег, и я очень советую ее.

Какие-нибудь минусы? В конце экскурсии было скучновато. Как только мы закончили сегмент, посвященный Второй мировой, мы перешли к изучению применения метро в намного поздние времена, допустим, для сохранения пива в холодном состоянии, и как станция была частью пневматической почтовой системы. Казалось, что данные разделы были вставлены в конец, чтобы удлинить поездку, и я не обратил на них большого внимания.

И не только благодаря тому, что я мысленно отрабатывал собственный новозеландский акцент.

Если Вы захотите посетить одну из подземных поездок по Берлину, не поступайте так, как я, и обязательно можете отправиться в кассу утром, чтобы гарантированно занять место на нужной вам экскурсии. Весь перечень поездок и время их проведения вы можете посмотреть здесь.

Это была одна из лучших поездок, которые я когда-либо посещала, и я с нетерпением жду второй экскурсии, когда вернусь в Берлин весной. Так как я обязательно вернусь весной: так сильно я полюбил Берлин! Я очень хочу показать Дейву один из моих новых любимых городов, но исключительно не зимой.