3 Самых интересных исторических романа — кино, театр и книги

3 наиболее интересных исторических романа — Кино, театр и книги

История, которая переплела столько человеческих судеб, собрала сотни тысяч слез, потеряла жизни и мучила любовь. Это то, что соединяет все три книги. Различные этапы истории, различные места, различные войны, но одинаковый разрушительный и мучительный результат, та же боль, печаль и безжалостные слезы.

  • «Мама дочери» Даниэлы Петровой — роман, рекомендованный Опрой Уинфри, с премьерой в Болгарии.
  • "Тайна Лагерфельда" Лорана Аллена-Карона
  • Премьера нового романа Теодоры Димовой «Побеждённые».

Книги, в которых вы можете полностью окунуться в прошлое, будь оно близкое или дальнее, и испытать что-нибудь другое, увидеть жестокую, уродливую и печальную правду про то, что человек — худшее животное из всех на земля.
Книги, которые вы не захотите заканчивать читать, пока не завершите. Лишь изредка вы будете отворачиваться, чтобы сделать глубокий вдох и попытаться удалить застрявший в горле комок из прочитанного.

Так как это не фантастика. Тут нет вымышленных героев и событий, тут мы просто возвращаемся во времени при помощи великих авторов и погружаемся в иную реальность. В непонятной, безумной и жестокой реальности.
Настоящие люди с их еще более правдивыми историями уведут нас от нашей хорошо организованной и спокойной обычной жизни и нехотя перенесут в иные миры, где мы найдем много синонимов слову «катастрофа» — ядерная катастрофа, военная катастрофа, нравственная катастрофа, катастрофа сознания.
Как сказал Сталин, «смерть одного — это трагедия, а погибель миллионов — статистика». Благодаря этому авторы разобьют эту статистику на много отдельных трагедий. Так как эта тяжёлая статистика поглотила больше, чем вы можете представить себе..
1. «Чернобыльская мольба» — Светлана Алексиевич.

Можем ли мы себе представить ужас, который пережили чернобыльцыСветлана Алексиевич — победитель Нобелевской премии по литературе 2015 г. Награда была вручена белорусской писательнице за ее «полифоническое письмо, монумент страданиям и мужеству сегодняшнего времени». Шведская академия отмечает, что она пытается углубить наше осознание целой эпохи — при помощи ее исключительного метода щепетильного создания коллажей из человеческих голосов..
Светлана Алексиевич появилась на свет во второй половине 40-ых годов XX века в украинском городе Ивано-Франковск, ее родители белорусы и граждане Украины. После завершения военной службы отца семья переехала в Беларусь.

Светлана училась в школе , потом окончила журфак Минского университета (1967-72). Алексиевич работает учителем и журналистом. Любая из ее работ это результат масштабных исследований — интервью с 500-700 людьми, просмотр тысяч документов, выезд на места. Ее именуют «археологом коммунизма»..
2. «Я все еще считаю дни»

Роман, получивший премию «Рукопись» на BNT..
Тёплой майской ночью 1993 года осада Сараево возникла годом ранее, и конца не видно, как и братоубийственная война между бывшими югославскими союзниками. Пара молодых сербов молча стоят в кухонной комнате.

Христианин Давор и мусульманин Ида сберегли собственную любовь среди разрухи и безумия, царящих в осажденном городе. Они знают, что, когда снайперы отдыхают, приближается еще одно короткое, едва ли не получасовое затишье. Смотря на часовые стрелки, они решили бежать — достигнуть ее свободы или встретить смерть..
Двадцать лет через один болгарин поехал в Сараево, чтобы повстречаться с сербским переводчиком собственной книги. Вскоре они оказываются в кабаке и неприметно рассказывают о войне. Со временем кол-во пустых бутылок на столе возрастает, и на поверхность всплывают давно похороненные секреты..
Две ночи. 4-ре судьбы. Все ведет к самым актуальным вопросам.
Кто начал эту войну? И кому это было выгодно?
Я считал, что знаю все о трагедии 2-ух людей помоложе, которых мир именовал «Сараевские Ромео и Джульетта». Этот роман дал мне очень четкий ответ, что я был неправ. И этот финал, этот шокирующий финал!
Вовлеченный, обаятельный, больно эмоциональный и глубоко человечный Георгий Бардаров!
«Я даже в наше время считаю дни» — это урок географии человечества..
Мосты созданы, чтобы объединять людей. Но этот мост разделяет жизнь от смерти. Рукопись «Я все еще считаю дни» — жемчужина, которая ярко сияла среди сотен других.

Даже в собственной необработанной форме он обещал быть исключительным романом, однако сейчас, после редактирования, это не что иное, как шедевр. Эта книжка остается, в связке с несколькими другими, написанными за последние десять лет..
Я даже в наше время считаю дни »- это история о войне и любви — о лучшем и худшем в человеке. Балканы рождают такие истории, сладкие, как мед, и горячие, как бренди. Хорошо, что у нас имеются такие писатели, как Георгий Бардаров, которые их рассказывают..
3. «Художник-татуировщик из Освенцима»

В первой половине 40-ых годов XX века Лали Соколову было 24 года. Он живет в Братиславе, у него уверенная работа, друзья, нормальная жизнь, он красноречиво говорит на нескольких языках и считается любимцем женщин.

Власти того времени просили каждую еврейскую семью отправить мальчика старше восемнадцати лет работать на немцев, и он решил сделать это, дабы выручить собственных родных. Он был в добровольном порядке депортирован в Аушвиц-Биркенау.

Там ему поручили вытатуировать на руках других участников лагеря числа, которыми они были отмечены. Как то в июле перед ним выстроилась запуганная девушка. Для Лали это любовь с первого взгляда, и он клянется не только в том, что выживет, но также и в том, что он побеспокоится о том, чтобы Гита также испытала свободу..
Татуировка Освенцима — это роман, который основан на жизни Людвига Айзенберга или Лали Соколова, жизнь в лагере которой встречает жестокость, ужас, смерть, врачи Менгеле, университетских профессоров, офицеров СС, злоумышленников и простых людей, но также с любовью..
«Эту книгу будут читать через сто лет. И вот тогда он, возможно, все еще будет в списке самых продаваемых игр. Книжка, которая заставляет человека потерять сон, и не только благодаря тому, что он не может ее оставить ».
«Трогательная история любви и самопожертвования»
Литературное приложение Times
«Ценное историческое свидетельство, напоминание об ужасах Холокоста и прославление человеческой стойкости»
«Лали был человеком титанической силы духа, и его одиссея выживания в лагере и объединения с Гитой после войны внимания заслуживает очень широкой читательской аудитории».
Тебе понравилась данная публикация? Подпишитесь на нас в Facebook и Instagram, чтобы узнать о наиболее оригинальных поездках!

Похожие посты